Кубики по-никитински

nikitin«Дон-Кихотом российской педагогики» величали Бориса Павловича Никитина, создателя одной из первых и лучших отечественных методик раннего развития…

«Ну что, достал?» — «Побегать пришлось…» Муж гордо выкладывает на стол покупки: четыре коробки де­ревянных кубиков с картинками, несколько тюбиков темперы, баночку бесцветного лака… И мы начинаем загадочную для непосвященных работу: новенькие ку­бики складываем в тазик с водой, отмачиваем картинки. Затем тщательно просушиваем кубики, шлифуем шкур­кой, красим, сверяясь со схемой в изрядно затрепанной ксерокопии. Покрываем лаком. В разгар работы в ком­нату заглядывает бабушка «Чем это вы занимаетесь?» – «Да вот для Анютки развивающие игры делаем. По сис­теме Никитиных». Бабушка обреченно крутит пальцем у виска и уходит. На дворе — зима 1989 года…

Замечательные педагоги Борис и Лена Никитины вошли в нашу жизнь за два года до этого — в 1987-ом, когда родилась наша старшая дочь. Идеи Никитиных были необычны, оригинальны, в чем-то даже экстрава­гантны, но мне, двадцатилетней, показались здравыми и разумными. Воспитание по Никитиным начинается с первых дней жизни малыша. На время кормления грудью его раздевают, малыш прижимается к теплому материнскому боку и не ме­рзнет. Кроме того, сосание для младенца — серьезный физический труд, который тоже хорошо согревает. Де­ти, которых кормят голышом, не засыпают у груди, а активно сосут; во время кормления хорошо проветри­ваются все складочки, и малыша не мучают опрелости. После кормления малютку тепло одевают, и он мгно­венно засыпает. Со временем периоды бодрствования становятся длиннее, соответственно удлиняются и се­ансы закаливания. Ребенок не болеет, быстро развива­ется физически, а вскоре начинает обгонять своих свер­стников и в интеллектуальном развитии.

И вот, едва получив дочурку из роддома, я устра­иваю первый сеанс закаливания «по-никитински»: раздев догола в более чем прохладной комнате, прик­ладываю к груди. Мне очень страшно, но девочка явно довольна, и я решаю продолжать. Спустя полгода до­чурка в одних трусиках вовсю ползает по квартире, по­немногу начинает осваивать наш маленький домаш­ний спорткомлекс… Низкий поклон дорогим Борису Павловичу и Елене Алексеевне. Ни на секунду не по­жалела я, что воспользова­лась их методикой закали­вания и физического вос­питания новорожденных. За семнадцать лет трое моих детей – все вместе – болели не больше десяти раз.

Сегодня, когда раннее развитие из новомодной ди­ковинки превращается в норму и любой мало-мальски заботливый родитель не понаслышке знаком с трудами Глена Домана, Марии Монтессори, Рудольфа Штайнера, слава Никитиных стала блекнуть. Все чаще разда­ются голоса, что, мол, и в системе-то Никитиных не было ничего особенно оригинального, и из детей их вундеркиндов не получилось… Опросы показывают, что на сегодняшний день лишь 5-7 процентов родите­лей следуют системе Никитиных.

Как известно, нет пророка в своем отечестве. А вот чуткие ко всяким педагогическим новшеством японцы сделали систему Никитиных одной из базовых детсадовских программ. В Германии создан институт Ники­тиных. Книги Никитиных переводятся на многие язы­ки мира и выдерживают десятки переизданий.

Система Никитиных зародилась в конце пятидеся­тых, и опробовали они ее на собственных детях. Это было время, когда хрущевская оттепель постепенно расшатывала жесткую тоталитарную систему сталин­ского режима. Никитины в это время жили в подмос­ковном поселке Болшево, и там только и разговоров было, что о семье Никитиных. Мало того, что вопреки всем приличиям они рожают одного ребенка за другим (скоро их будет семеро), но это, в конце концов, их личное дело. Возмущает другое. Они берут на себя смелость растить и учить своих детей вопреки рекомендациям Минздрава и РОНО, по каким-то собственным, никому не ведомым программам.

Это казалось невероятным: пышущие здоровьем никитинские дети босиком бегали по снегу, выполняли немыслимые гимнастические упражнения на само­дельных снарядах; к трем-четырем годам осваивали чтение и азы математики, с увлечением играли в придуманные отцом самодельные логические игры и сами придумывали новые, а в школе с первого же года обу­чения начинали перескакивать через классы…

Сейчас Никитиных нередко обвиняют в том, что их дети, несмотря на раннее развитие, не стали ни Эйнштейнами, ни Лобачевскими. Стоило ли, мол, копья ломать? Но думается, обвинять в этом надо не Никитиных, а систему эпохи застоя, когда никому не нужны были независимые, самостоятельно мыслящие люди.

Важно и ценно то, что в этих условиях Никитины нашли в себе силу и мужество противостоять унифицирующей педагогической системе советской школы. Еще в конце 50-х годов Бо­рис Павлович Никитин во главе группы педагогов-но­ваторов обращается в раз­личные инстанции, пыта­ясь убедить чиновников в том, что советская автори­тарная школа не отвечает требованиям времени, тор­мозит развитие детского интеллекта, на корню ду­шит в ребенке инициатив­ность, стремление к творче­ству, научному поиску. Он выносит на рассмотрение общественности и чиновников проекты радикальной реформы образования. Ответом ему были репрессии, клеветническая кампания в прессе, практический зап­рет заниматься педагогической деятельностью (в тече­ние многих лет Борису Павловичу разрешалось рабо­тать лишь учителем труда в сельской школе).

И все же Никитины продолжают проводить свои принципы в жизнь. В 60—70-х годах они закладывают основы российской родительской педагогики. «Все эти принципы были выработаны в практике жизни, в об­щении с детьми, — настаивают они. — Мы пользова­лись ими интуитивно, неосознанно, преследуя лишь одну цель: не мешать развитию, а помогать ему, причем не давить на ребенка в соответствии со своими какими-то замыслами, а наблюдать, сопоставлять и, ориен­тируясь на самочувствие и желание ребенка, создавать условия для дальнейшего его развития… Мы не стави­ли себе целью научить детей всему как можно раньше, мы старались создать условия для развития их способ­ностей — по их возможностям и желаниям». В работах Б.П. Никитина – неисчерпаемый кладезь идей буду­щей интегрированной педагогики, физического и ин­теллектуального развития, воспитания и социальной адаптации ребенка.

cub1В педагогической системе Никитиных были и яв­ные недочеты, о которых впоследствии писали они са­ми. По сути, это была система технократического вос­питания: здесь растили будущих инженеров, мастеров – золотые руки, а гумани­тарная, эстетическая сторо­на практически отсутство­вала. Но игры и пособия, которые были разработаны в те годы Борисом Павлови­чем Никитиным, поистине уникальны, и до сих пор ни в нашей стране, ни за рубе­жом не создано ничего, что могло бы превзойти по своим дидактическим возмож­ностям «Сложи узор», «Сложи квадрат» или «Уникуб». Он раскрыл огромные дидактические возможности де­ловых, «производственных» игр в семейном дошколь­ном воспитании, использо­вал методику «домашнего театра» в решении задач ду­ховного и творческого развития детей.

В книгах Никитиных, особенно ранних, кое-что кажется спорным, да и сами педагоги позднее перес­мотрели ряд своих идей. Но именно под влиянием этих книг думающие родители – еще в те, советские годы – начинали осознавать, что они и только они, а не сад и не школа несут ответственность за будущее детей. Что прежде всего семья должна развивать интеллектуаль­ные и творческие способности ребенка, что именно до­машнее воспитание способно сделать его независи­мым, самостоятельно мыслящим человеком.

Сегодня уже нет необходимости отдирать картин­ки от деревянных кубиков, чтобы сделать игры Ники­тиных. Их можно купить в магазине. И не будет пре­увеличением сказать, что игры Никитиных должны быть в каждой семье, где есть маленькие дети. Но ду­мается, не менее важно услышать негромкий голос са­мого Бориса Пав­ловича Никитина, всю жизнь пропо­ведовавшего лю­бовь и уважение к детям. И если хоть что-то в россий­ской педагогике на­чинает сегодня ме­няться, то этим мы обязаны и ему.

Ася ШТЕЙН

Tags:

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter
  • RSS

Comments are closed.